14:24 

Фанфик: "Странный дом"

erskyn
But wishing never helps, wishing never helps, wishing never solved a thing.
Название: Странный дом
Автор: erskyn
Персонажи: Цукишима / Ямагучи
Жанр: повседневность, преслэш
Рейтинг: G
Размер: 1 300 слов
Саммари: Заночевать на новом месте не так уж и легко. Особенно когда в доме постоянно что-то скрипит, стучит и щелкает.
От автора: 1. Спасибо гентиан-горечавка :heart: Так как мы развлекались посредством генератора, заявка гласила:

Хината, Ямагучи, Кенма
1) GENRE Hurt/Comfort
2) SETTING Hotel
7) THEME Depression

2. Это не баг, а фича ООС Цукишимы, а влюбленный Ямагучи, мамой клянус! Зацените, какую клевую отговорку я придумала, а, а?!
3. Рёкан — японская гостиница в традиционном стиле; дзасики-вараси — домовой из японских поверий.



Всё здание рёкана было каким-то неспокойным. Снаружи, у искусственного пруда, по камню тоскливо щелкала бамбуковая палочка. В коридоре стучали гэта, шуршали юката и тихие голоса постояльцев. Наверху постоянно скрипели половицы. Сквозняк ходил от приоткрытого окна по полу, прокатывался по одеялу, будто легчайшее прикосновение какого-нибудь злобного духа, и Ямагучи от этого вздрагивал и распахивал глаза, тут же принимаясь озираться.

Невзирая на усталость, он просто не мог уснуть: в голове варились впечатления прошедшего тренировочного дня и всякие страшные мысли. Перевернувшись на другой бок, Ямагучи вздохнул и уставился на соседний футон. Судя по выросшему над ним одеяльному холмику, Цукки не спал; в тишине под его пальцами иногда шорхали страницы. Если он залез в шалаш, значит, лучше его пока не трогать: наверняка читает что-то очень страшное или очень умное, от чего нельзя отвлекаться.

Щелк. Скрип. Дуновение ветра и шёпот голосов. Ямагучи опять вздохнул, поджимая колени к груди, и натянул одеяло на голову. Может быть, если он попытается в этот раз, то обязательно заснет.

— Чего ты ...? — еле расслышал он сквозь плотную ткань. Голос был терпеливый и очень спокойный — так детский врач, скрепя сердце, спрашивает у дошкольников, где болит.

Не поверив ушам, Ямагучи высунул нос наружу. Цукки хмуро смотрел на него из своего убежища, приподняв край одеяла; фонарик телефона бросал жутковатый отсвет на его очки.

— Чего, говорю, страдаешь? — повторил он.

— А… ничего я не страдаю, — смущённо пробормотал Ямагучи. Вечно он делает себя какой-то обузой. — Просто не спится.

— Ты сегодня от переутомления чуть в обморок не упал.

— Это другое! Надо было передохнуть перед последним кругом подбора, вот и всё. А мне не спится. И в этом нет ничего особенного.

Цукки слегка дернул бровью. Вот блин, теперь он разозлился! Ямагучи тут же подскочил, торопливо садясь на футоне, и затараторил:

— В смысле, я не это имел в виду! Прости, Цукки. Мне просто не по себе. Этот рёкан, он… странноватый, да? Постоянно что-то скрипит, стучит, щелкает…

— Во всех старых домах что-нибудь да щелкает. — Цукки снял одеяло с макушки и выключил фонарик.

— У меня такое ощущение, будто в коридоре постоянно кто-то ходит, — нервно продолжил Ямагучи. — Прямо рядом с нашей комнатой. В смысле, не просто мимо прошел и скрылся, а туда-сюда, туда-сюда. Словно поджидает…

Цукишима издал этот свой невозможно классный смешок, до того ироничный и ядовитый, что тут же захотелось втянуть голову в плечи. Похоже, картина, которую так старательно рисовало воображение Ямагучи, его не впечатлила.

— Ты, что ли, призраков боишься? — спросил Цукки и тоже присел на футоне, отложив книжку.

Спать он собирался в своей любимой майке с олдскульной эмблемой «Парка Юрского периода» во всю грудь. Насколько Ямагучи знал, она досталась ему от Акитеру. Вообще в рёканах было принято надевать традиционную одежду, и поэтому при заезде им даже предложили юката, но Цукки сразу отказался. Он сказал, что не очень любит все эти пережитки прошлого: мол, в юката сносно выглядели только девчонки и подлецы вроде Суги-сана, которым всё к лицу. В остальных случаях, добавил Цукки, будет или как с Асахи, который выглядел как слон в балетной пачке, или как с Хинатой, которому опять достался детский размер.

Ямагучи поразмыслил и решил, что явно не попадает в категорию девчонок и подлецов, поэтому нет смысла мучиться. И сейчас, оглядев свою пижамную рубашку сверху-вниз, он мысленно проговорил: да, всё хорошо. Они в самом обычном, безопасном, современном мире, где не бывает никаких призраков. Никто еще не доказал существование всякой всячины. Да её даже никто на камеру не заснял так, чтобы невозможно было оспорить!

— Вообще-то я в них не верю, — пробормотал Ямагучи. — Честное слово, Цукки. Но когда темно и столько звуков, появляется какое-то мерзкое чувство…

Поблизости вдруг раздался утробный хрип, и они оба вздрогнули, отпрянув друг от друга. Да такой раскатистый, громкий звук ни одному человеку воспроизвести не по силам! ХРРРРР, — сказало чудовище по соседству, — ПЩЩЩЩ. И опять: ХРРРР-ПЩЩЩ…

От облегчения Ямагучи рассмеялся, приложив ладонь к груди. Сердце билось очень быстро, того и гляди куда-нибудь выпрыгнет.

— Это кто так храпит?

— Наверняка Хината, — проворчал Цукки. Он приобрел очень раздраженный вид и теперь избегал смотреть на Ямагучи. Наверняка тоже испугался, просто не хотел это признавать. — Или Танака. От этих шумных идиотов даже ночью нет покоя.

— Но они ведь на втором этаже. — Ямагучи пытался вспомнить, кто устроился в следующем номере. — А здесь с нами Суга-сан, Энношита-сан и Ноя-семпай.

— Ну, тогда все понятно, — Цукки ухмыльнулся. — Ай да Ноя-сан. Мал да удал.

— Я чуть было не подумал, что гроза началась, — хихикнул Ямагучи.

— Раска-а-аты грома-а-а!..

ХРРРР-ПЩЩЩ, — вторил за стенкой Нишиноя. Они переглянулись и одновременно прыснули от смеха, — естественно, как можно беззвучнее, чтобы не разбудить соседей. Ямагучи уткнулся лицом в подушку и загреб ее руками, чуть не поскуливая от сдерживаемого хохота. Цукишима отвернулся от него и старательно зажал рот ладонью.

Утирая заплывшие от слез глаза, Ямагучи искоса посмотрел на него. Когда Цукки смеялся, его плечи тряслись и дрожали. Почему-то от этого на душе стало хорошо и радостно, и Ямагучи совсем поплыл.

— Цукки, — втянув носом воздуха побольше, он наконец-то решился и выпалил: — А можно к тебе в шалаш?

Но чудесная метаморфоза была недолгой. Цукки, весь красный, посмотрел на него, как на дурачка какого-нибудь.

— В шалаш? Нельзя, конечно. — Он сдвинул очки на лоб и утер глаза тыльной стороной ладони. — Это моё личное пространство. Туда вообще никому нельзя.

Ямагучи поджал губы. Он уже было поверил, что сможет уснуть. Присутствие Цукки вселяло в него какое-то уверенное чувство безопасности: его шутки обычно очень успокаивали, а ехидные уколы приводили в чувство. Он вообще умел смотреть на проблемы с юмором, хотя семпаи называли это «сучиться по поводу и без».

— …Но мы поступим иначе, — добавил Цукишима и очень решительно вернул очки на место.

Наблюдая, как он хватает подушку и поднимается на ноги, Ямагучи до последнего не мог сообразить, что происходит. Цукки наклонился за одеялом, сгреб в охапку и, босиком ступая по татами, остановился перед его футоном.

Наверное, Ямагучи достался один из самых терпеливых взглядов Цукишимы Кея.

— Ты подвинешься или мне тут замерзнуть? — уточнил тот.

От этих слов тут же бросило в неловкий жар.

— П-прости, Цукки, сейчас!

Они устроились на футоне вдвоем, каждый со своими подушкой и одеялом. Лежа на самом краю, Ямагучи большими глазами наблюдал, как Цукки снимает очки, педантично складывает дужки и кладет их на пол — ровно себе под руку, чтобы далеко не тянуться. Видеть его без очков было непривычно: глаза приобретали какое-то мягкое, чуть мутное выражение, а лицо становилось проще и приятнее.

Цукки повернулся к нему спиной и просунул под подушкой руку, подставив взору истертую надпись «Jurassic Park» на лопатках. Ямагучи мог рассмотреть светлые волоски у него на шее, острые позвонки, даже полосы на руке, оставшиеся от складок простыни.

— Ты уже спать, Цукки?

— А что, непохоже? — буркнул тот. — Хотя сомневаюсь, что под эти раскаты грома можно уснуть. Боже, а ведь с ним в одной комнате ещё кто-то спит.

Ямагучи хихикнул и подтянул одеяло выше. И правда: Нишиноя храпел так, что всех духов уже давно распугал. Да и с Цукки было намного спокойнее. Это, впрочем, не помешало ему протянуть руку и взяться за его футболку. Ткань была приятная на ощупь, мягкая и застиранная. Цукки замер, когда ощутил прикосновение.

— Тебе что, восемь лет? — спросил он, не повернувшись.

— Сделаем вид, что этого не было, — предложил Ямагучи и крепко сжал его футболку в кулаке.

Цукки широко и долго зевнул. Сколько бы он ни ворчал, после изнурительных тренировок он засыпал мгновенно, как по щелчку. И поднимался запросто. С Ямагучи всё было наоборот, он мог пол-ночи пролежать, гадая, как же всё-таки звали ту девчонку из класса 2-A, а потом не проснуться вовремя и пропустить утренний душ.

— Это чтобы тебя не утащил дзасики-вараси? — пробормотал Цукки.

— Они людей не утаскивают, маленькие слишком.

— Ты бы их не оскорблял, Ямагучи. Вдруг здесь живет очень вредный дзасики-вараси.

Попытки придумать, что бы ввернуть такого меткого, прервались ровным сопением: по-видимому, Цукки решил не ждать ответа. Ямагучи улыбнулся. У него самого, напротив, сердце билось как бешеное; он ощущал себя бесстрашным и до обидного бодрым. Пальцы, стиснувшие ткань, пульсировали и слегка ныли, но он не спешил разжимать кулак.

«Домовых, наверное, тоже не существует, — подумал он. — Но ты бы не понял, если бы я сказал, что хочу не засыпать как можно дольше».



Думаю, если бы Цукки мог читать С. Кинга, то он бы читал С. Кинга. А еще в моем хэдканоне он забрался к Ямагучи на футон, потому что в его детстве, когда он чего-то боялся, так делал Акитеру. И срабатывало же!
P.S.: хитрый подлец Суга-сан спит с берушами, а вот Энношита не додумался, бедняга. Опыта маловато. :'D

@темы: фанфик, Haikyuu!!

URL
   

Froh zu sein

главная